Эпоха пивных снобов позади

Тара Нурин в статье для журнала Vinepair пишет об американском феномене возвращения пивных снобов в разряд обычных любителей пива. Pivo.by публикует перевод материала.

Пивные снобы
Иллюстрация: Vinepair

В дом своих родителей Эшли Тобин обычно приезжала во всеоружии. Она запасалась бутылками Philadelphia Brewing Co., Victory Brewing и Yards Brewing. Предпочитая крафтовое пиво из Филадельфии, она везла его из Восточной Пенсильвании в Иллинойс, только чтобы не пить предпочитаемый её родственниками Bud Light со вкусом лайма.

«Немного Пенсильвании для них, много крафта для меня», — так говорила 49-летняя руководительница некоммерческой организации.

Но прошлым летом она перестала делать это. После нескольких лет употребления исключительно крафтового пива она расслабилась, выпила бутылочку Bud и поняла, что в общем-то не против иногда употреблять и его «вместо ледяного чая».

Затем, приехав домой на День независимости, она купила нечто ей совершенно не свойственное: упаковку Miller Lite.

«Мне кажется, я хотела попробовать что-то с давно забытым, но при этом хорошо знакомым вкусом. Я просто особо не задумывалась над выбором. Я зашла в магазин, взяла его и ушла», — говорит она, добавляя что-то о «перегрузке органов чувств» и «переборе с IPA, сэзоном, сауэром и много ещё чем».

Таких как Тобин блогер Тирни Помоун называет «пивным снобом на пути к выздоровлению», и она — одна из многих американских любителей пива (включая меня, в некоторой степени), которые открыли для себя крафтовое пиво где-то в конце прошлого десятилетия. Именно тогда продукция микропивоварен впервые за свою 40-летнюю историю стала доступной для широкого круга потребителей.

«Выздоровевшие» пивные снобы (также известные как «гики» и «нерды») — это, как правило, представители поколения X, которые уже несколько лет провели, крутя в руках и нюхая дегустационные образцы, стоя в очереди за Heady Topper и публикуя фотографии своих пивных трофеев. Из-за изменения порога восприятия лупулина им пришлось перейти с IPA на имперские IPA с IBU под 100, а затем — к сауэрам, потому что, по сути, их рецепторы могли воспринимать уже только нечто экстраординарное.

Однако, как и предсказывали обозреватели, в конце концов они устали. Они оказались перегруженными. Они выросли. И им больше не хочется сильно задумываться о пиве.

Фото: Dan Morris/Thrillist

«Я просто перегорел», — говорит бывший пивной блогер Райан Хьюдак, который признаётся, что употреблял исключительно насыщенное пиво только потому, что не понимал тонких нюансов более мягких сортов. «Узнав больше о разных стилях, я начал склоняться к менее экстремальному пиву, — говорит он. — Вместо того, чтобы покупать большую банку пива, которую придется разделить с четырьмя друзьями, потому что у него крепость 18%, мне намного приятнее выпить две или три банки лагера с 4–5% алкоголя».

Многие пивоварни начинают производить более лёгкие стили, и объёмы продаж показывают, что пилснеры, светлые эли и пшеничное пиво отвоевывают всё большую долю на рынке (хотя IPA сохраняют подавляющее преимущество). Американские пивовары повально переходят от горького хмеля к более приятному хмелю с тропическими ароматами. По данным Ассоциации хмелеводов Америки (Hop Growers of America), в 2013 году фермеры вырастили чуть больше арома-хмеля, чем альфа-хмеля. В прошлом году разница составила уже почти четыре к одному.

О чём это свидетельствует? Усталость рецепторов — это не миф. Кроме того, совсем не круто самоутверждаться, высказывая своё презрение в адрес тех, кто заказывает нечто не с зашкаливающим уровнем горечи или не выдержанное в бочках. Первое поколение горячих поклонников крафтового пива (надеюсь) приобретает широту взглядов. И взрослеет.

«Если я считаю, что к моему мнению стоит прислушаться, то только потому, что я натренировал свои рецепторы и имею опыт, позволяющий мне принимать взвешенные решения», — говорит Кайл МакГеррон, «выздоровевший» пивной сноб. Раньше он давал поэтичные оценки ароматам пива, сравнивая их с редкими продуктами и специями, и приносил на вечеринки своё пиво.

«Сейчас я открыт для разных точек зрения, — говорит он. — Обычно я вежливо отказываюсь от того, что мне действительно не нравится, или просто не обращаю внимания на пиво и наслаждаюсь социальным аспектом распития этого напитка с друзьями».

Назовём это естественной эволюцией исследователя. Как правило, любители крафтового пива — это люди, которые любят открывать что-то новое. С этим желанием постоянного развития часто сочетается желание отпускать саркастичные замечания по поводу того, что они знали это пиво до того, как оно стало популярным и перешло в руки международных пивных корпораций.

По-видимому, этот феномен связан не столько с разницей поколений, сколько с вопросами развития. Новые любители крафтового пива (в большинстве своём, но не всегда молодые миллениалы, чьим первым пивом было не Budweiser, а продукция легендарной пивоварни Tree House Brewing) всё ещё гоняются за редкими сортами и несут чушь о «залежах на полках». А более изощренные поклонники крафта, чем я, вероятно, закатывают глаза, когда я скромно хвастаюсь фото бутылок, притащенных мной из округа Сонома.

Но в этом нет ничего страшного, при условии, что в конце концов мы из этого вырастаем и переключаем своё внимание на пиво, просто хорошее на вкус. Мой наставник, научивший меня писать о пиве, 59-летний Лью Брайсон, говорит, что в молодости он и его друзья тоже баловались коллекционированием пива и хвастались друг перед другом своими достижениями.

Дегустация пива
Фото: Getty

«Потом нам это надоело, — говорит он. — Но некоторые застряли на определённом этапе своего развития, как те, кто застревает в славных временах старшей школы. Пива это тоже касается».

Когда Брайсон только начинал интересоваться пивом, найти Sierra Pale в баре было событием. Бармен, скорее всего, налил бы его в холодную как лёд кружку или холодную американскую пинту. Только потом многие из нас узнали о том, какое влияние оказывает на аромат, вкус и внешнюю привлекательность пива правильно подобранное барное стекло. Мы могли просто уйти из бара, если в нём не было специального бокала для пшеничного пива.

Потом появились банки, и я практически перестал заботиться о форме бокалов.

Брайан О’Райли, мастер-пивовар Sly Fox Brewing, первой на Восточном побережье пивоварни, начавшей выпускать пиво в банках, говорит, что баночное пиво соответствует мировоззрению тех, кто серьёзно относится к пиву, но не к себе.

«По мере того как крафтовое пиво становится доступным повсюду, появляется всё больше мест, где бокал не нужен», — говорит О’Райли. Или, как говорит Брайсон, «в мире есть кое-что поважнее бокалов».

Какие ещё существуют проблемы, способные заставить любителя крафта отвернуться от его любимого пива? Выкуп малых пивоварен крупными компаниями и споры по поводу определения крафта. Некоторые жалуются, что не могут следить за тем, что считается крафтом, поэтому сдаются и пьют то, что им нравится. Другим не нравится, что их обманывают.

«Мне кажется, что слишком много пивоварен сегодня пытаются сыграть на чувствах покупателя, используя истории об уникальном продукте, который создаёт простой человек, — пишет в своём электронном письме Ос Круз, бывший пивной блогер из Нью-Джерси, организатор многочисленных пивных вечеринок и частый гость культовой пивоварни Вермонта Hill Farmstead Brewery. — Многие романтичные идеи использовались и до сих пор используются для того, чтобы обзавестись большим количеством поклонников. А когда пивоварня готова к продаже, тебе говорят, что это бизнес. Они играют в эту игру только тогда, когда им это выгодно».

Сегодня любители пива могут выбирать из тысяч отличных сортов крафтового, местного, импортного пива и «крафти». Столь богатый выбор отодвигает на второй план пивоварни, производящие стандартные сорта, которым приходится бороться за выживание (в качестве примера можно привести Smuttynose, Magnolia, Sam Adams и Sierra Nevada).

На фоне всей этой шумихи вокруг крафта некоторые бары смотрят в прошлое, чтобы двигаться дальше. Устав от новых пивоварен с плохим пивом и старых пивоварен с новомодными сортами вроде пшеничного вина и кислого IPA, владелец крафтового бара в Филадельфии Майк «Скоутс» Скотезе решил отличиться и сделать в своём новом заведении что-то совершенно другое.

«В Bonks мы наливаем пиво, о величии которого все уже забыли, — пишет он. — Существует так много олдскульного пива, что мы можем часто менять свой ассортимент».

Привыкшие к своим редким и сложным Russian River и Almanac филадельфийцы могут почувствовать себя обескураженными, попав в пивной бар, где им неожиданно предложат старое доброе пиво вроде Bell’s Two Hearted Ale. Однако Скоутс говорит, что почти все его клиенты быстро осваиваются и с удовольствием проводят вечер, вновь открывая для себя забытые сорта.

Дегустация пива
Фото: Craft Beer

Джулия Герц из Ассоциации пивоваров говорит: «Многие любители пива, достигшие совершеннолетия во время появления микропивоварен, сейчас говорят себе: „Где я хочу оказаться? В том месте, где меня ничего не напрягает“».

Она напоминает, что употребление пива должно приносить радость. И, несмотря на то, что представительница крафтовых пивоваров предпочла бы, чтобы такие люди как Тобин выбирали Jack’s Abby Munich Helles вместо Miller, она не может отрицать, что Тобин и многие её коллеги по цеху прислушиваются к её совету и вспоминают, что, несмотря на широчайший ассортимент, для большинства людей пиво — довольно простое удовольствие.

«Приехав навестить свою семью, я получила возможность расслабиться и насладиться моментом. Сделав собственный выбор в конце лета, я почувствовала себя свободной, — пишет Тобин. — Я всё же выберу крафт в девяти случаях из десяти, но номер десять мне тоже нравится».

Подпишитесь на рассылку Pivo.by

Только главные новости о пиве со всего мира и только раз в неделю.