Бриё Тиммерманс: «Вы всегда сможете подобрать пиво, которое придётся вам по вкусу. Нужно лишь начать пробовать»

В рамках «Бельгийских недель», которые организованы совместными усилиями импортёра ООО «Пивной ряд» и гастро-паба «Гамбринус, Минск посетил менеджер по развитию компании John Martin Бриё Тиммерманс. Компания объединила под своей эгидой три необычные пивоварни: Timmermans, Bourgogne des Flandres и Waterloo. Журналист Pivo.by поговорил с Бриё о традициях пивоварения, инновациях в отрасли и восприятии стиля ламбик.

— Бриё, расскажите немного о том, как вы попали в индустрию?

— Вот уже пять лет я работаю в пивной сфере. Начинал свою карьеру как менеджер по продажам пива Skol. Это достаточно известный бренд, который производится во многих странах. Я работал на африканский регион. Это была довольно однообразная работа. Всё разнообразие заключалось в том, что я решал какая цена будет на продукцию в той или иной области континента и иногда выбирал этикетку для будущего продукта. Я проработал в компании три года, после чего решил уйти, но при этом остаться в пивной индустрии. Уже два года я работаю в компании John Martin. На данный момент я занимаю позицию менеджера по экспортным продажам и развиваю направление Восточной Европы и Азии.

— Чем именно вы занимаетесь в компании?

— Я ответственен за экспорт нашего пива в 20 стран. Я должен следить за логистикой, дистрибуцией, качеством конечного продукта, искать варианты развития бизнеса в этих странах и, конечно,  продвигать идеи компании. Я постоянно анализирую пивной рынок и стараюсь найти идеальное предложение по соотношению цена-качество для каждой страны.

— Как сейчас устроена работа пивоварни? Какие у вас планы на 2019 год?

— Сейчас наша основная задача — это увеличение объёма сбыта нашего пива. Дело в том, что совсем недавно мы полностью выкупили здания, в которых находится пивоварня Bourgogne des Flandres. Это очень важно в рамках нашего развития и позволит нам удовлетворить постоянно увеличивающийся спрос на наши сорта. Также мы думаем над увеличением мощностей нашей пивоварни в Брюгге. Важно отметить, что мы постоянно внедряем инновации в работу нашей компании. Это касается не только организационных моментов, но и работы самой пивоварни. Мы стараемся следить за экологией и инвестируем серьёзные средства в этот немаловажный сегмент.

— Можете привести пример инноваций на примере производства нового сорта?

— Конечно. Взять хотя бы нашу коллаборацию с брендом Guinness. Нашей задачей было создать уникальный бленд из, казалось бы, несочетаемых стилей. Нам удалось совместить горечь стаута и кислоту нашего сорта Oude Kriek. Больше двух лет у нас ушло на поиски идеальной пропорции для блендирования. Но результат определённо стоил того. Мы не хотим быть мейнстримовой пивоварней, мы хотим постоянно удивлять и влюблять людей в свой продукт.

— Сколько человек сейчас работает в компании?

— 35 человек работают непосредственно на трёх пивоварнях. Как вы наверняка знаете, производство ламбика достаточно необычный, сезонный процесс. Именно поэтому большинство сотрудников работают не на полную ставку. Сейчас, после того как мы стали владельцами здания в Брюгге, я уверен, что количество сотрудников существенно вырастет, так как перед ними будут стоять новые задачи. Также стоит сказать и о нашей команде маркетинга, в которой на данный момент работают пять человек. На мой взгляд, это важная составляющая для развивающейся пивоварни. Также у нас есть менеджеры по продажам, отдел логистики и непосредственное руководство компании. Суммарно, я думаю, в компании работает около 50 человек.

— Хочет ли молодое поколение работать в пивоваренной индустрии? Чувствуют ли они свою сопричастность, в особенности, когда речь идёт о семейном бизнесе?

— Довольно интересный вопрос. На самом деле я не могу сказать, что молодёжь сейчас рвётся в индустрию. Возможно, это связано с тем, что у нас в стране всегда была развита пивная культура, и они уверены в том, что так будет продолжаться всегда. С другой стороны, пивная сфера очень необычна сама по себе, так как тебе требуется определённый уровень знаний, для того чтобы стать профессионалом. Что касается наследования бизнеса, могу рассказать, как это работает на примере нашей компании. Сейчас компанией John Martin управляет Энтони Мартин. У него пять детей. Один из его сыновей, занимает позицию заместителя директора. Второй — обучается сейчас в Шотландии на пивовара. Старшая дочь является дизайнером и принимала участие в разработке новых пивных этикеток. Их уровню сопричастности можно только позавидовать. Они горят этим делом и постоянно толкают компанию вперёд. Я знаю, что в Бельгии очень сильно развит традиционный, семейный подход к ведению бизнеса и я очень рад, что этот подход воплощается и в моей компании.

— Какими личностными качествами должен обладать представитель пивоварни?

— В первую очередь, ты должен разделять ценности компании. Я очень горд быть её частью и могу говорить часами о наших победах. Также ты должен быть голоден до успеха. Нельзя бояться ошибок, ты должен постоянно подвергать себя новым испытаниям и ставить перед собой амбициозные цели. Я один из тех сотрудников, который старается описать продукт языком, до того как люди попробуют его. Именно поэтому вы должны любить продукт, который продаёте. Кроме этого, я бы добавил очень важное качество — открытость. Пиво — специфический продукт. Вы постоянно должны развиваться как потребитель, пробовать новые вкусы, сравнить себя с конкурентами, задавать вопросы и находить на них ответы.

— Традиции и современные технологии? Как это сочетается в вашей компании?

— На мой взгляд, эти два фактора всегда зависят от политики и истории компании. Взять, например, пивоварню Timmermans. Она была создана в 1702 году и пережила многое. Эта та аутентичность, которая подкупает. В то же время, после того как John Martin приобрёл эту пивоварню, мы должны были вдохнуть в неё новую жизнь. Пивоварня — это не только оборудование. Это здание, энергетические сети, канализация и прочие немаловажные факторы. Конечно, мы применяем современные технологии в процессе производства и других сегментах. Без этого не будет развития. Кроме того, производство ламбика — это очень сложный и длительный процесс. Мы должны быть уверены в конечном продукте, поэтому на базе наших пивоварен всегда есть лабораторное оборудование мирового уровня, которое позволяет нам следить за качеством.

— Мешает ли консерватизм некоторым представителям бельгийской пивоваренной отрасли?

— Я смотрю на это по-своему. Фруктовые ламбики позволяют людям втянуться в культуру кислого бельгийского пива. После этого вы понимаете особенности этого стиля и пробуете более экстремальные и сложные стили, например, oude gueuze. Конечно, это не для всех. Многие пивоварни испытывают определённые опасения перед общественностью при выпуске экспериментального сорта. Как я и говорил ранее, у нас в этом деле немного другой подход. Мы лучше попробуем и убедимся на своём опыте, что нам это не подходит, чем не будем пытаться вообще. Именно так и происходит с нашей экспериментальной линейкой ламбиков с разными фруктами и ягодами.

— Есть ли предел в этом сегменте? Стоит ли нам ожидать ламбика с маракуйей, арбузом или бананом?

— Достаточно интересный вопрос. Я считаю, что предела нет. Например, наш клубничный ламбик очень популярен на рынке США. В Восточной Европе люди предпочитают kriek. В Азии своя специфика, поэтому мы обдумываем использование популярных в том регионе фруктов для выхода на рынок. Нет ничего плохого в том, чтобы экспериментировать. Приведу свежий пример. Мы выпускали ламбик в банке, в который на этапе производства были добавлены терновые ягоды. Это достаточно редкая и необычная добавка. Новинка была принята достаточно холодно, хотя были у неё и фанаты. В результате мы собрали фидбэк и поняли, что эти ягоды, скорее всего, не очень подходят под профиль чистого ламбика, который мы производим.

— Как вы относитесь к пивоварням, которые закупают и смешивают сусло для производства ламбика?

— Я считаю, что такие пивоварни двигают рынок вперёд. Они постоянно экспериментируют, выходят за рамки. Многие их идеи приживаются на рынке и уже мы обращаем внимание на их сорта. Ламбик не принадлежит определённому человеку. Это историческое наследие Бельгии и мы должны относиться к нему с уважением и не допустить его исчезновения как стиля. Отрицать талант молодых пивоварен глупо, ведь они смогли завоевать сердца многих любителей пива. Я до сих пор помню, как пивоварня Brussels Beer Project произвела фурор на рынке восемь или девять лет назад. Они были первыми, кто стал выпускать пиво в американском стиле в Бельгии. Все были против них, но посмотрите, что происходит на рынке сейчас. Они задали тренд и расширили рамки восприятия у потребителей. Это, безусловно, необходимо нам как производителям. Я называю это полезной конкуренцией.

— Продолжите несколькими словами фразу: «Для меня идеальное пиво это…»

— Освежающее, полнотелое, сложное, раскрывающееся постепенно в течение времени и, конечно же, идеально подходящее под настроение.

— Можете пояснить?

— Есть три напитка, которые я очень уважаю. Это — пиво, вино и джин. Я выбираю подходящий продукт под настроение. Если я устал и хочу немного расслабиться, то это, безусловно, будет бокал или бутылочка пива. Если же я купил хороший сыр, то я открою бутылку вина. Если мы говорим о джине, то это коктейльная история. Стоит отметить, что именно в таком порядке я иногда отдыхаю на выходных :)

— Может ли пиво конкурировать с вином?

— Довольно сложный вопрос. Если мы говорим о продажах, скорее всего нет. Если мы говорим о вкусе, то здесь всё очень зависит от качества продукта и конкретного стиля. Я сторонник того, чтобы у людей был выбор. В вине можно найти очень много полезного с точки зрения самообразования. Попробовав несколько десятков вин из разных регионов, вы научитесь отличать тип и сорт винограда, распознаёте полутона, которые скрыты во вкусе и аромате. Это очень полезно для улучшения работы ваших рецепторов. Я очень советую всем любителям пива обратить внимание на вино и наоборот. Это целый мир, который очень интересно исследовать.

— Какая идеальная пара из гастрономии к пиву в стиле фруктовый ламбик?

— На самом деле мне очень часто задают этот вопрос партнёры по бизнесу. Я считаю, что пиво во многом похоже на вино. Основное отличие в том, что пиво разительно отличается от стиля к стилю по доминирующему вкусу. Горечь, кислота, сладость, терпкость и многие другие вкусы выходят на первый план, когда вы задумываетесь о фудпейринге. Например, пиво Bourgogne des Flandres отлично сочетается с шоколадными десертами, хорошим, «резким» сыром или даже фондю. Важно чтобы закуска дополняла пиво, играла на контрасте, но при этом не выбивалась из общего настроения.

— Каким будет ваш совет всем желающим попробовать пиво John Martins? С чего начать и как подготовится к этому опыту?

— Если мы говорим о консервативном подходе, то предлагаю начать с Bourgogne des Flandres. Это уникальное, сбалансированное пиво, которое одновременно освежает и удивляет. Для тех, кто готов пробовать кислые сорта, я советую подумать о любимом фрукте или ягоде. После того как вы определились с тем, что вам хочется в данный момент, вы неосознанно сделали первый шаг. Вы выбираете пиво, наслаждаетесь им и погружаетесь глубже в его атмосферу. Следующий этап — более сложное, необычное пиво. Например, стиль gueuze. Необходимо быть готовым к его аромату и вкусу и найти время, чтобы распробовать напиток и прочувствовать его в полной мере. Важно помнить, что вы всегда сможете подобрать пиво, которое придётся вам по вкусу. Нужно лишь начать пробовать.