Жертвы войны: Южный Судан теряет свою первую и единственную пивоварню

Единственная пивоварня Южного Судана объявила, что она прекратит производство из-за гражданской войны, разрушившей экономику страны. Это не просто потеря для местных любителей пива, которые были не прочь насладиться сладким пятипроцентным лагером, но и удар по гордости молодой нации. О сложной судьбе Южного Судана и местного пива рассказывает Beeradvocate.

Фото: Jason Patinkin
Фото: Jason Patinkin

Пиво White Bull, получившее прозвище «Вкус прогресса», символизировало большие надежды, возлагаемые на Южный Судан. После того, как 22-летняя гражданская война, унесшая миллионы жизней, подошла к концу, в 2005 году страна получила независимость от северного Судана, где за шесть лет до этого исламистское правительство страны ввело запрет на алкоголь.

В 2009 году корпорация SABMiller открыла в столичном городе Джуба компанию South Sudan Beverages Limited (SSBL) и выпустила первую партию White Bull. Пиво, названное в честь длиннорогих коров ватусси, распространённых в Южном Судане, поддерживало дух граждан, которые наконец смогли заявить, что ими не правят чужаки.

— Меня переполняла гордость, — говорит Дэниел Вори, который работал в отделе дистрибуции пивоварни. Он впервые попробовал White Bull в те пьянящие дни. — Я думал: теперь мы пьём наше собственное пиво.

Но вкус прогресса оказался горьким. Южный Судан снова скатился в гражданскую войну в 2013 году, в ходе конфликта, разделившего его жителей по племенному признаку. Война также вызвала неконтролируемую инфляцию южносуданского фунта, поскольку боевые действия привели к остановке добычи нефти, от которых государство получало 90% своих доходов. А поскольку Южный Судан, не имеющий выхода к морю, импортирует все ингредиенты пивоварения, кроме нильской воды, SSBL не может позволить себе продолжать производство.

— В настоящее время в Южном Судане ощущается острая нехватка иностранной валюты, а это значит, что South Sudan Beverages Limited не в состоянии закупать сырье, — объясняет представитель SABMiller. — В результате SSBL пришлось принять трудное решение о подготовке к свёртыванию производства, по мере исчерпания ингредиентов.

Фото: jasonaroundtheworld.com
Фото: jasonaroundtheworld.com

Потеря White Bull является признаком того, насколько далеко Южный Судан отклонился от больших ожиданий, связанных с получением независимости, когда все племена чокнулись пивными бутылками, празднуя это событие. Это пиво было пропитано патриотизмом, с этикеткой, зелёной, как равнины Южного Судана, украшенной жёлтой звездой, изображённой на национальном флаге молодого государства.

— Мне просто приятно смотреть на эту зелёную этикетку с головой ватусси, — говорит Вори, который потерял работу на первом этапе сокращения в августе 2015 года. — Когда нашего пива нет в продаже, я чувствую, что мы проиграли.

Закрытие SSBL будет ударом по экономике Южного Судана, поскольку, по словам профессора экономики университета Джубы Мариала Оу Йол, пивоварня является единственным заводом в стране, за исключением нескольких предприятий по розливу воды. SABMiller заявляет, что 176 рабочих мест должны были быть сокращены в марте, как и тысячи других,а это огромное количество для страны, где, по данным Всемирного банка, 85% населения не получает зарплату.

— У нас нет хорошо развитых промышленного и сельскохозяйственного секторов, нет даже сферы услуг, — говорит Йол. — Пивоварня является хорошо организованным институтом в нашей экономике, её закрытие может негативно сказаться на жизни всей страны.

Это негативное влияние нигде не скажется сильнее, чем в Хай Джондору, районе на грязной окраине Джубы, где SSBL в своё время открыли магазин.

— Почти в каждой семье района по крайней мере один из её членов работал на пивоварне — если не постоянно, то, по крайней мере, подрабатывал, — говорит Эммануэль Момо, занимавшийся промывкой, закупориванием и наклейкой этикеток до увольнения в августе.

Момо, потягивающий лагер от SSBL с названием Club среди бамбуковых стен бара по соседству с пивоварней, получил работу в 2010 году. Как и многие сотрудники, он не имел опыта пивоварения и должен был обучаться управлению внедрённым оборудованием.

— Я наслаждался работой… Я получил много навыков и знаний, — говорит он. — Если бы не нынешний кризис, я бы работал с ними.

Момо заработал приличные деньги, его зарплата составляла 1 700 южносуданских фунтов, или около $500 в месяц — довольно солидная сумма для нищей страны. Война всё изменила. По состоянию на август 2015 года, 1 700 южносуданских фунтов равны чуть более чем $100. Сегодня эта сумма ближе к $60.

Единственное, что не изменилось — способность White Bull объединять граждан Южного Судана. Этнические убийства, которые происходили в нескольких километрах от пивоварни, не имели места на предприятии, говорит Момо.

— У нас работают динка, нуэры, ачоли, маади, — перечисляет он этнические группы своих коллег по производству. — Не было ничего похожего на трайбализм, все работали, как семья.

SABMiller уверяет, что законсервирует завод и будет использовать его в качестве склада для импортного пива из Уганды, оставив открытой возможность возобновления производства, если положение в экономике улучшится. Но для этого нужно, чтобы наступил мир, которого не могут достигнуть уже три года. Если Южный Судан добьётся этого, возможно, его жители смогут поднять бутылки с White Bull в очередной раз.