Как начать пивную революцию в государстве, которое ей не радо

Язан Карадшех учился пивоварению в США, чтобы познакомить с крафтовым пивом свою родную Иорданию. Основав пивоварню Carakale, он заложил основу для развития пивной культуры с нуля в стране, которая довольно недружелюбна к подобным идеям. О первопроходце иорданского крафта пишет Зак Фоули для журнала Draft. Pivo.by публикует перевод материала.

Carakale Brewery Jordan
Язан Карадшех, основатель и владелец пивоварни Carakale Brewery Jordan. Фото: Draft

Как однажды сказал Фрэнк Заппа, «вы не можете быть настоящим государством, если у вас нет своего пива и своей авиакомпании». Авиакомпания в Иордании есть, а как обстоят дела с пивом? Карадшех, родившийся в Иордании, но получивший образование в США, чувствовал, что его родине не хватает собственного пива. Поэтому он решил создать его.

Шаг первый: научиться варить пиво

Хотя Карадшех и окончил Колорадский университет в Боулдере — отличное место для начала пивной карьеры — пивоварение не всегда было его целью. Диплом электротехника дал ему хорошо оплачиваемую, но довольно тяжёлую работу в нефтяной компании Haliburton на месторождении в Рок-Спрингс, штат Вайоминг. «Я чувствовал себя как в фильмах о Гарри Поттере, при этом я был на стороне зла», — говорит Карадшех. Он продержался три недели, прежде чем вернуться в Боулдер.

Возвращаясь, Карадшех уже имел план. Однажды в нём было посеяно зерно сомнения. «Листая книгу о мире пива, я искал Иорданию и не смог найти. „А как же пиво, которое я пил дома?“ — подумал я. Оказалось, оно было сварено в Амстердаме. В тот день я понял: у нас нет настоящего иорданского пива», — говорит он.

Карадшех направился в местный магазин товаров для домашнего пивоварения и предложил свои услуги бесплатно, в обмен за обучение пивоварению. Какой владелец магазина отказался бы от этого предложения? Он работал там шесть месяцев (в конце концов начав получать зарплату), всё время учась делать пиво, медовуху, чайный гриб и даже органические безалкогольные напитки.

«Каждый день был потрясающим, — говорит Карадшех. — Я имел дело с 50 или 60 различными сортами солода, чувствуя их запах, узнавая их названия и оценивая их влияние на пиво. Это был потрясающий курс обучения».

Однажды, через несколько месяцев пребывания Карадшеха в магазине, туда зашёл парень и принялся подписывать книги. «Я подумал: „Боже мой, что делает этот хиппи?“, — вспоминает Карадшех, смеясь. — А он сказал: „Всё в порядке, я — Чарли“». Это был Чарли Папазян, и это были его книги. Не желая упускать возможность, Карадшех рассказал Папазяну о своём намерении открыть пивоварню в Иордании, а тот предложил ему изучить курс для пивоваров в Калифорнийском университете в Дейвисе. «Закончив смену, я зашёл в интернет и ознакомился с этой программой, — вспоминает Карадшех. — Это было как в фильме „Чарли и шоколадная фабрика“. Я получил золотой билет».

После шести месяцев в Дейвисе Карадшех вернулся в Колорадо, чтобы начать свою пивную карьеру всерьёз. Он работал в пивной сети CB & Potts в качестве стажёра, затем в Upslope Brewing Co. в Боулдере, где приобрёл достаточно навыков, когда главному пивовару Дэнни Пейджу пришлось уехать на месяц и он оставил Карадшеха ответственным. «Я сказал „ОК!“, но про себя подумал: „Всё идёт к тому, что я уничтожу эту пивоварню“, — смеётся Карадшех. — Это был первый раз, когда я оказался наедине с пивоварением, фильтрацией и т.д. Так что это было похоже на попадание в боевые условия. У меня было мало опыта, но Дэнни проделал потрясающую работу, тренируя меня перед отъездом, и я оправдал его ожидания. Однажды я варил пиво во время снежного шторма, когда в округе всех эвакуировали из-за лесного пожара. Хозяин вошёл и сказал, что нам, возможно, придётся эвакуироваться, а я ответил: „Я не уйду, пока это пиво не будет готово!“»

Тогда Карадшех почувствовал, что, наконец, готов открыть свою собственную пивоварню. Однако прежде владелец Upslope Мэтт Каттер дал Карадшеху возможность написать рецепт. Разработанный Карадшехом дункельвайцен был первым из его рецептов, сваренным на коммерческой пивоварне. В 2009 году он уехал в Иорданию. Несколько месяцев спустя ему позвонили из Upslope — пиво было представлено на Большом американском фестивале пива и завоевало бронзу. Это была первая медаль Upslope на этом фестивале.

Carakale Brewery Jordan
Фото: Chris Travel Blog

Шаг второй: преодолеть препятствия

В Иордании Карадшех быстро понял, что мечтать гораздо проще, чем реализовывать. Не было никакой инструкции для заполнения заявки на открытие мини-пивоварни в Иордании, где проблема заключалась прежде всего в религиозных взглядах чиновников.

«Когда я ходил в государственные учреждения, мне говорили подождать в углу, пока не найдут кого-нибудь, кто мог бы поговорить со мной, поскольку то, что я делаю, связано с алкоголем, и это харам — запрещено, — вспоминает Карадшех. — Поначалу было очень сложно».

Потребовалось более года, чтобы победить эту волокиту, но даже это произошло случайно.

«Через полтора года ожидания друг моего отца сказал: „Я принесу тебе эту лицензию [на пивоварение] на золотом блюдце, — говорит Карадшех. — Я никогда раньше не слышал этого выражения по-арабски. На следующий день, как по щелчку выключателя, он получил лицензию».

Но это было только начало. Последовали десятки утверждений — согласование с со службами госбезопасности Иордании, министерством здравоохранения, пожарными службами, городскими властями. И всё это время Карадшех должен был проектировать и строить свою пивоварню. Владелец участка земли, расположенного недалеко от аэропорта, отказался от сделки, когда узнал, что Язан строит пивоварню, сказав, что это противоречит его убеждениям. Человек, который продал систему фильтрации воды, доставил устройство, но сказал, что не будет его устанавливать. Карадшеху пришлось самому строить пивоварню в буквальном смысле.

Шаг третий: создать пивную культуру

Иорданская пивная индустрия монополизирована пивоварней General Investment Co., которая производит лагеры Petra, Philadelphia, Maxi и Vita. До того, как Карадшех вернулся домой, они были единственной пивоварней в стране на протяжении более 40 лет. Импортное пиво, такое как Heineken, Corona, Beck’s, Efes и даже Guinness и Leffe иногда попадало в страну, но господствовали здесь мейнстримовые лагеры, и большинство иорданцев представляло пиво как что-то жёлтое, фильтрованное, супергазированное и ледяное.

Иордания — страна с преобладающим мусульманским населением. Алкоголь не объявлен вне закона, но осуждается большинством, хотя все закрывают глаза, если пить тайком. Здесь есть бары и алкогольные магазины, и вас не будут арестовывать за выпивку, как в более строгих странах, таких как, например, Саудовская Аравия. Но большинство людей, которые употребляют алкоголь — это приезжие.

«Наш сорт Blonde призван открывать перед людьми мир крафтового пива, — объясняет Карадшех. — Даже сейчас многим в Иордании это пиво кажется слишком необычным. Именно такой мостик я хотел создать между мейнстримом и миром крафтового пива».

Если вы хотите подавать пиво на кране, в Иордании это тоже непросто. Кранами заведуют не бары, а пивоварни, они должны устанавливать, поддерживать и чистить их. «Они могут позвонить вам среди ночи и сказать: „Второй кран с бледным элем засорился“, и вам придётся отправить туда людей, желательно, в ту же ночь, чтобы исправить его», — рассказывает Карадшех.

«Зато американское посольство особенно расположено к нам, — говорит Карадшех. — Когда мы установили наши краны в посольстве, люди перестали пить Amstel. Спустя некоторое время они просто позвонили им и попросили демонтировать кран».

«Мы должны постоянно обучать людей. Почему это пиво имеет такой вкус или аромат? Хорошо это или плохо? Почему этот кристаллвайцен отличается от этого бледного эля? Дело даже в терминологии: как вы объясните это всё людям, которые понятия не имеют, что означают эти слова? Как вы скажете это на арабском? Мы должны были фактически создать эти слова».

Carakale Brewery Jordan
Фото: Chris Travel Blog

Шаг четвёртый: продолжайте

В то время как Карадшех продолжает развивать пивную культуру на своей родине, он также надеется вскоре представить своё пиво остальному миру. В этом году он женится на американке, и это одна из причин, по которым он хотел бы начать привозить своё пиво в США. Карадшех работает над этим в течение двух лет, создавая свою собственную компанию по импорту. Чтобы привлечь внимание на американском рынке, он планирует представить пиво с иорданским акцентом — например, балтийский портер с финиковой патокой или кофейное пиво с кардамоном: «Это похоже на круговорот. Я начал изучать пиво здесь и я хочу продавать его здесь».

Тем временем Карадшех продолжает помогать Carakale добиваться успеха дома. Пивоварня, которая выпустила 250 000 литров пива в 2016 году удвоила свои показатели с момента открытия и продолжает расти.

Карадшех признаёт, что он не добился особых успехов во влиянии на умы чиновников, которые всё ещё выступают против его пивоварни (его хмель часто в течение нескольких месяцев лежит в иорданском департаменте по наркотикам только потому, что арабское название хмеля, «гашиш-эль-динар», содержит слово «гашиш»). А как же граждане? «В нашей стране много людей, которые действительно счастливы и гордятся тем, чего мы достигли, — говорит Карадшех. — Многие иорданцы, когда к ним приезжают друзья из-за границы, говорят: „Это наше пиво. Попробуй“».