Фестиваль домашнего пива: «Очень много мужиков, очень мало места»

Писатель и автор телеграм-канала о вине «Клуб до 27р» Кирилл Дубовский посетил недавний фестиваль домашнего пивоварения и специально для Pivo.by написал о том, что там увидел.

9 Minsk Home Brewers’ Festival
Фото: Таисия Лайне

25-го мая в минской «Песочнице» прошёл уже 9-й фестиваль домашнего пива. Фестиваль традиционно для последних лет состоял из двух частей: виртуальной конкурсной, где между собой боролись сваренные в кастрюлях образцы в стиле New England IPA, и осязаемой выставочной, где пивовары угощали посетителей своим пивом, которое легально продавать всё равно нельзя. Если от конкурсной части все ожидали имена победителей, то от выставочной — хорошего пива и угарного веселья.

В этот раз были и нововведения. Впервые фестиваль «домашников» активно рекламировали в соцсетях и брали деньги за вход — 10 рублей. В стоимость входил брендированный бокал-тестер, что тоже было в новинку: на предыдущих мероприятиях посетители дегустировали из пластиковых стаканчиков (кроме тех отчаянных биргиков, что приносили посуду с собой). Если регулярно посещать минские крафтовые фестивали, таких бокалов, только с другими надписями, дома скапливается бесполезная коллекция: тестеры не очень хорошо передают ароматику, зато они компактные, много туда не нальёшь, что на руку рачительным организаторам. Также во второй раз появился большой экран, на который в режиме реального времени выводили рейтинги и востребованность фестивальных сортов — благодаря специальному приложению для любителей пива Untappd, помогающему пользователям всех стран зарабатывать невроз и цирроз в попытке зачекинить всё мировое пиво.

Фестиваль начинается в 12 дня: самое время, чтобы начать выпивать, — и по замыслу организаторов должен закончиться в 16 часов награждением победителей конкурса.

Я прихожу к началу первого. Пивовары расположились на двух рядах столов под навесом около фургончика BeerCap. Система простая: подходишь к столику, просишь налить тот или иной сорт, пьёшь, повторяешь сначала. Разговоры вокруг большей частью о пиве, вроде:

— Сколько здесь IBU, 40?
— 37.
— Вот я и чувствую, что лёгкое, сильно горькое не люблю.

Продвинутые могут спросить:

— Что за хмеля тут?

Впрочем, продвинутые тут, кажется, все, случайных людей нет. Из раза в раз приходят одни и те же люди. Как белорусских писателей читают в основном другие белорусские писатели, так и главные ценители домашнего пива — сами домашние пивовары: настоящие, прошлые или будущие.

— Как называется это пиво? — спрашивает какой-то парень у столика Hardcore Family Brewery.
— Fight Fire With Fire.
— Бульбаш бульбашу бульба, — немного вольно переводит парень.

Рядом для антуража стоит старый автомат для газировки. Кто-то всерьез интересуется:

— Тут можно мыть бокалы?

9 Minsk Home Brewers’ Festival
Фото: Таисия Лайне

Чтобы варить пиво дома, достаточно кастрюли на 25–40 литров и ёмкости для брожения с крышкой — ферментатора. Интересуюсь по очереди у пивоваров, что они делают со всем сваренным пивом:

— Сами пьём и товарищам раздаём.
— Друзья выпивают.
— Пьют вот все эти люди.

На стенде Pidrbeer пиво с традиционно пикантными именами вроде Shitout, Dirty Birch, G[r]APED. Не могу не спросить, почему ребята решили так назвать свою пивоварню.

— Это из шутки родилось, хотели поменять, но не стали, потом все так и начали называть. Реагируют в основном так: «О, Пидрбир!» — но без агрессии.

Пивовар из DuckSam рассказывает, как творчески переосмыслил стиль гозе:

— Вместо пшеницы гречневый солод, вместо кориандра — можжевельник, ну и лактобактерий добавили.

Продолжает:

— А вместо Русского имперского стаута мы сварили Беларускі вялікадзяржаўны стаўт. Вместо воды — кленовый сок, а на дображивание добавили клюкву, которую специально ездил собирать на болото.

9 Minsk Home Brewers’ Festival
Фото: Таисия Лайне

Под навесом достаточно тесно. Иногда, чтобы подойти к столику, приходится немного потолкаться. Тем временем на экране уже вырисовываются первые сегодняшние лидеры. Опрашиваю пивоваров, влияют ли оценки в Untappd на настроение. Все отвечают примерно одинаково, что на плохие не обращают внимания, а от хороших делается приятно.

Присоединяется моя подруга Аня, психолог. Она на фестивале «домашников» впервые. Аня с ходу выдает первые впечатления:

— Очень много мужиков, очень мало места.

С появлением на фестивале психолога пивоварам приходится отвечать на не самые привычные вопросы:

— А чем вы сами гордитесь из этого списка? Чем гордитесь меньше всего? В чем смысл вашего участия? — пытает она пивовара Woody Brewery.
— Я здесь первый раз.
— Вам страшно?

Фестивальный градус повышается. Ревёт музыка, становится больше пьяной суеты.

— Тесно, — жалуется Аня. — Меня здесь полапали уже раза четыре. Проходят мимо и хватают за плечи.
— Получился бы хороший заголовок. «IX фестиваль домашнего пива: меня здесь полапали раза четыре».

Периодически меня рандомно сталкивает в толпе с пивоварами, наглядно знакомыми мне по предыдущим фестивалям. Они обещают угостить меня смородиновым вином, сидром и чем ещё только нет. Выпившие люди бывают очень добрые.

Никаких развлечений, кроме самого пива, фестиваль не предлагает, и приходится развлекать себя самим. Появляется Анина подруга, телеведущая, тоже Аня. Критерии выбора пива немного меняются:

— Очень красивый этот мужчина. У него хорошее пиво?

Мы пробуем.

— Не очень он варит.
— Ему просто не к чему стремиться: он красивый, с кольцом. Зачем ему еще варить хорошо?
— Нужно установить чан, куда можно выливать недопитое пиво.

Спитунов, которые есть на всех винных мероприятиях, в самом деле не хватает. Будто никому не приходит в голову, что кому-то может захотеться вылить пиво куда-то, кроме себя.

Ани решают, что нужно найти самого некрасивого пивовара: возможно, у него окажется самое лучшее пиво.

К нам неожиданно подходит один из пивоваров, у чьего стенда мы были ранее, и начинает обычный фестивальный small talk:

— В Бельгии есть пиво с запахом говна. А в вине такое есть?

Встречаем Александра, который в этот раз не выставляется, хотя раньше был постоянным участником фестивалей с пивоварней Selsoviet. Сейчас он варит пиво на пивоварне «Арбат». До этого он долгие годы учился, работал архитектором, но теперь окончательно ушел в пивоварение. Кому-то такие фестивали меняют жизнь и судьбу.

9 Minsk Home Brewers’ Festival
Фото: Таисия Лайне

На часах около половины третьего, два с половиной часа после начала феста, а всё пиво уже практически закончилось. Посетители, как голодные звери, рыскают по столикам, допивая остатки. Список фестивальных сортов, стили — всё это уже не имеет никакого значения.

На одном из столиков стоят закрытые полные бутылки.

— Пиво только для друзей, — сообщает пивовар.
— Что для вас значит друг? — тут же спрашивает Аня-психолог.
— Этот тот, кто сделает всё что угодно и ничего не потребует взамен.

Мы решаем, что это вряд ли мы, тем более, что непонятно, хотели бы мы с ним дружить без этого пива на столике. Сделка с дьяволом.

Аню-телеведущую прорывает:

— Мне кажется, здесь собрались все, кто находится в поиске себя, а это шаткая позиция в жизни: сегодня я попробую делать это, а завтра буду плести макраме. Потому что пивоварением может заняться только тот, кто пробует всё подряд. Здесь хочется каждого поддержать, подбодрить.
— Потому что ходят все эти балаболы и оценивают тебя, а это всё очень страшно — взгляд Другого и оценка
, — комментирует Аня-психолог.
— Они уязвимые и отчаянные, а бабам это нравится. Тем, у кого материнский инстинкт развит, хочется приголубливать пивоваров: они же все кропотливые, внимательные…
— Но вообще классно, что есть такая возможность: ты что-то сделал, а потом, хоть очень тревожно, но ты пришёл и показал это.

9 Minsk Home Brewers’ Festival
Фото: Таисия Лайне

Фестиваль заканчивается досрочно, на сцену выходит один из организаторов Вячеслав, благодарит всех причастных, награждает победителей по рейтингу в Untappd и конкурса, даёт слово членам жюри.

— …Варить и двигаться дальше, — доносится со сцены.

Аня-психолог резюмирует впечатления:

— Стремительное нажиралово с утра.

Три часа дня, светит яркое солнце, я уже изрядно нахлобучен, а впереди ещё целый день и такая долгая счастливая жизнь.