Как Heineken выращивает пивоваренный ячмень в белорусской глубинке

Корреспондент Pivo.by вместе со специалистами компании Heineken побывал на агропромышленных предприятиях Беларуси, где выращивают пивоваренный ячмень. О качестве белорусского зерна и сложности его производства рассказал растениевод и селекционер Роберт Персен.

Фото: Александра Лойко
Фото: Александра Лойко

Бельгийский эксперт в белорусских полях

Мы останавливаемся у деревни Залавье, в пятнадцати минутах езды от Чечерска, и пробираемся к полю через придорожные заросли. Здесь засеяно 168 га пивоваренного ячменя — на такой площади шесть раз уместился бы Парк Горького. Во главе нашей мини-делегации шагает консультант компании Heineken Роберт Персен. Он срывает колосок, другой, детально рассматривает их, и наконец начинает задавать вопросы.

— Заболеваний вроде не было. Использовали фунгициды? Сколько удобрений вносили?

Бельгийскому специалисту отвечает белорусский — Михаил Герасечкин, главный агроном ОАО «Мотневичи-Агро»: да, фунгициды использовали, внесли столько-то азота, фосфора, калия.

Роберт Персен посещает Беларусь дважды в год: ранней весной, перед посевом, и в середине лета, перед уборкой. Он курирует проекты Heineken по выращиванию пивоваренного ячменя во многих странах, в том числе в Беларуси. Роберт выступает с лекциями в сельскохозяйственных вузах, встречается с белорусскими учёными-растениеводами. И обязательно выезжает в поля: посмотреть, как растёт ячмень, и пообщаться с агрономами.

— Хорошее у вас поле, — итожит Роберт. — Урожай будет не очень высокий — плотность всходов небольшая. Воды, мне кажется, немного не хватило. Но качество зерна хорошее. Это одна из причин, почему я привёз этот сорт, «Кангу», в Беларусь: сопротивляемость к заболеваниям у него высока даже при недостатке воды.

Селекция сортов пивоваренного ячменя для локального производства — главная задача Роберта Персена. В процессе наблюдений он подбирает такие сорта, которые лучше всего подходят к локальным погодным условиям, и при этом соответствуют запросам качества Heineken. «Кангу», например, хорош не только за счёт сочетаемости с белорусским климатом: содержание белка в зёрнах этого сорта обычно не превышает 12%. Это верхняя граница спецификаций пивоваров: если белка в ячмене будет больше, пиво получится мутным и неустойчивым. С обычным ячменем — кормовым, или фуражным — ситуация обратная: чем выше в нём уровень белка, тем лучше, так что на соложение такой ячмень не годится.

Фото: Александра Лойко
Фото: Александра Лойко

Зачем выращивать пивоваренный ячмень в Беларуси

Компания Heineken в Беларуси запустила программу по выращиванию высококачественного пивоваренного ячменя с 2008 года, то есть с самого момента прихода в нашу страну. За девять лет в программе поучаствовало более трёх сотен фермерских хозяйств. Испытали восемь разных сортов, три из них были представлены в Беларуси впервые: «Кангу», «Жана» и «Дача». В этом году урожай собирают в девяти хозяйствах: одно — в Могилёвской области, остальные восемь — в Гомельской; чем южнее, тем лучше растёт ячмень. Если всё пойдёт по плану, собранного зерна хватит на весь следующий год для использования в качестве несоложенного сырья, плюс часть сохранится для посева на 2017.

Зачем вообще нужна такая сырьевая программа? Во-первых, компания Heineken непосредственно участвует в выращивании ячменя — а значит, может быть уверена в качестве сырья для производства пива. Во-вторых, снижаются логистические издержки, а вместе с ними — негативное воздействие на окружающую среду, ведь зерно не нужно везти издалека. Эта работа — одна из многих в рамках программы по устойчивому развитию «Варим пиво — создаём лучший мир», которую реализуют компании концерна Heineken по всему миру. Сырьевые проекты, подобные белорусскому, Heineken реализует в десятках стран по всей планете. Роберт Персен лично участвует в проектах в 16 странах.

— Роберт — вечный путешественник, — рассказывает Александра Лойко, специалист Heineken в Беларуси по связям с общественностью. — В Беларусь он прилетел из Египта, а сразу после Минска отправится в Россию, в Омск и Новосибирск. Мы часто сталкиваемся со стереотипом о том, что в Беларуси невозможно вырастить хороший пивоваренный ячмень. На самом деле вырастить его можно даже в Сибири и в Сахаре, а уж в Беларуси возможно всё — просто нужно больше умений и больше усилий. Роберт всегда отмечал, что у белорусских агрономов нужные умения есть, что у нас сильная школа агрономов и хорошая база знаний. Главное — работать последовательно.

Фото: Александра Лойко
Фото: Александра Лойко
Фото: Александра Лойко
Фото: Александра Лойко

Человек, который вырастит ячмень в пустыне и в степи

Роберт начинал работу в университете Лёвена — города со славными пивоваренными традициями. В 1995 году он открыл собственную компанию по производству семян. В то же время Heineken пригласил Персена поучаствовать в собственной сырьевой программе в Румынии: голландский концерн приобрёл там пивоварню и решил организовать собственное производство качественного пивоваренного ячменя. За Румынией подключились и другие страны: Болгария, Хорватия, Греция, Россия, Беларусь, Мексика, Египет. Каждый регион требует особого подхода: сорта, проверенные в Великобритании, не вырастут в Мексике, а то, что хорошо растёт в Беларуси, не подходит к погодным условиям Египта. В итоге исследования выросли в большую программу — Horizon. Каждую из стран, где работает эта программа, Роберт посещает дважды в год.

— Каждая страна — новое испытание, в первую очередь за счёт разных климатов и почв, — рассказывает Роберт. — В Египте, например, мы выращиваем ячмень в Сахаре, в чистом песке. Там не растёт вовсе ничего, за много лет не выпало ни капли дождя — поэтому на полях непрерывно работают ирригационные установки. Поля получаются круглые, как следы от летающих тарелок. В Центральной Африке воды для выращивания нужно больше: день длиннее, солнце всё выжигает. Удобрять эти поля так, как в Беларуси, тоже нельзя: если внести удобрения за один раз, это не даст никакого эффекта, поэтому все нужные вещества — азот, фосфор, калий — вносятся постепенно, вместе с поливом.

В Сибири посеять ячмень можно только к десятым числам мая, а убрать его нужно к концу августа — дальше снова начинается зима. Зато там очень много земли. Когда я впервые приехал в Омск, директор Сибирского сельскохозяйственного исследовательского института спросил меня: «Мы хотим вырастить 2000 тонн зерна. Что вам для этого нужно?» Я ответил: «Мне нужно много земли, поскольку в ваших степях средняя урожайность будет не выше 10 центнеров с гектара». И он ответил: «Окей, у нас есть 60 тысяч гектаров — берите, сколько надо». В Европе такие масштабы даже представить невозможно: здесь каждый квадратный метр стоит больших денег.

Беларусь, по словам Роберта — хорошее место для работы с пивоваренным ячменем:

— У вас хорошие почвы, да и климат в целом благоприятный. Самая большая проблема — засухи, но она характерна для континентального климата в целом, и мы умеем с ней справляться: это всё же не Африка. К тому же у вас есть большие земельные участки. Когда есть возможность засеять поля по 200–300 гектаров, то производство упрощается, а среднее качество растёт. В Индии, например, под нашу программу зарезервировано 65 тысяч гектаров, но эта земля принадлежит 50 тысячам фермеров — работать в таких условиях значительно сложнее.

Фото: Александра Лойко
Фото: Александра Лойко

Почему программа выгодна не только Heineken

Выращивать пивоваренный ячмень сложнее, чем фуражный: он более прихотлив к климатическим условиям. И всё же многие хозяйства сотрудничают с Heineken не первый год — «Мотневичи-Агро», например, уже третий. По словам агронома Михаила Герасечкина, сеять пивоваренный ячмень — экономически выгоднее, чем фуражный, поскольку достойные результаты достойно вознаграждаются. Хороший ячмень Heineken выкупает по хорошей цене. К тому же ввезённые сорта вроде «Кангу» растут лучше, чем местные селекции: выше и урожайность, и устойчивость.

Если урожай получается большим, чем запланировано по контракту с компанией, часть зерна хозяйство может сохранить для посева на следующий год. Правда, через два года всё равно нужно будет закупать новые семена: начинается новый трёхлетний цикл.

В Беларусь ввозятся семена суперэлитного качества, выведенные в институтах: «Кангу» — в Чехии, «Дача» и «Жана» — во Франции. В первый сезон СПК «Гигант» Бобруйского района выращивает из этих семян зерно элитного качества, которое продаётся хозяйствам для выращивания. За второй сезон хозяйства выращивают первую репродукцию, за третий — вторую; с каждым оборотом качество зерна немного снижается. Зерно третьей репродукции Heineken уже не принимает: уровень белка в нём выше необходимого по стандарту.

Фото: Александра Лойко
Фото: Александра Лойко
Фото: Александра Лойко
Фото: Александра Лойко

С поля — в пиво

Мотневичи — только первая наша остановка; дальше — экспериментальная база «Довск» Рогачёвского района. Роберт повторяет инспекцию в знакомой последовательности: рассматривает поле, вырывает отдельные колоски, изучает корневую систему, проверяет растения на наличие заболеваний, считает зёрнышки в колоске. В Довске выращивают «Жану» — французский сорт на низкорослых стеблях. В Индии, по словам Роберта, «Жану» не сеют: фермерам нужно больше соломы. В Беларуси всё наоборот: соломы хватает с озимой пшеницы, а если бы ячмень был на полметра выше, то добрая треть растений с высокой вероятностью полегла бы под ветром.

— Всё хорошо, — констатирует Персен. — Но засуха сильно повлияла на качество поля. Жаль, что мы не можем изменить климат — но мы можем улучшить сорта!

Выведение новых сортов — ещё одно направление работы Роберта. Он сотрудничает с Научно-практическим центром НАН Беларуси по земледелию в Жодино. Цель — вывести сорта, максимально адаптированные к белорусскому континентальному климату, засушливому и ветреному. За счёт участия Heineken и вовлеченности Роберта работа по выведению сортов становится международной: например, в греческом Институте патентов регистрируют экспериментальный сорт — Роберт привозит его в Беларусь и проверяет на практике с помощью жодинских растениеводов. На следующий день после инспекции полей бельгиец как раз и отправится в Жодино — увидеть результаты сезонной работы учёных, получить фидбэк по поводу очередного нового сорта.

— Наше производство циклично. Когда мы соберём урожай новых сортов здесь, в Беларуси, то сразу же отправим семена в Новую Зеландию: там как раз начнётся весна, и их можно будет снова засеять. В феврале-марте полученные там семена снова придут сюда. Таким образом, за год мы проводим два полных посевных цикла. Кроме 16 стран, которые посещаю я лично, в программе участвуют и другие. Там работают мои партнёры — один из них, например, занимается выращиванием растений в Бразилии и Аргентине.

Убранный с полей пивоваренный ячмень уедет на огромных автомобилях в Буда-Кошелёвский хлебоприёмный пункт, где проверят его качество и перегрузят в вагоны. Следующий пункт — Бобруйск, «Пивоварни Хайнекен», где зерно и будет храниться для использования в качестве несоложенного сырья. Или направится на «Белсолод» в городе Иваново, где ячмень превратится в солод, а потом снова вернётся в Бобруйск. Уже потом будет пиво — напиток, над созданием которого работает больше людей, чем мы обычно себе представляем.