Как работает пивоварня Fuller, Smith & Turner в Лондоне

Журналисты сайта Good Beer Hunting побывали лондонской пивоварне Fuller, Smith & Turner, которая выпускает знаменитое пиво Fuller’s. Pivo.by публикует перевод материала.

Fuller, Smith & Turner
Фото: Matthew Curtis

Дверь в кабинет Джона Килинга, директора по пивоварению в Fuller’s, открыта. За ней висит белый лабораторный халат, галстук с принтом «грифоны» и афиша с изображением легендарной манчестерской постпанк-группы The Fall. В углу стоит шкаф, наполненный бутылками с элем Vintage Ale от Fuller’s. Некоторым из них уже более двадцати лет. На книжных полках — множество папок с рецептами и документами, а между ними — бутылки с пивом из разных уголков мира. На стене висит картина с изображением манчестерского крикетного стадиона «Олд Траффорд».

«Когда я только пришёл в пивную индустрию, все, кто в ней работал не на производстве, носили белые халаты, — говорит Килинг, хитро улыбаясь. — А до этого пивовары, наверняка, носили шляпы-котелки».

Пивоваренная компания Fuller, Smith & Turner, или сокращенно Fuller’s, была основана в 1845 году Джоном Бердом Фуллером, Хенри Смитом и Джоном Тернером, которые либо сами работали в пивном бизнесе, либо инвестировали в него. Современные потомки Фуллера и Тернера продолжают участвовать в управлении компанией.

На реке Темза на территории, где сегодня размещается Fuller’s, пивоваренное производство развивается уже более 350 лет. В 1828 году здесь была открыта пивоварня Griffin, которая частично принадлежала отцу Джона Берда Фуллера. Позднее Фуллер-младший вместе со своими бизнес-партнерами создали на её основе новую пивоваренную компанию, символом которой стал грифон. Сегодня Fuller, Smith & Turner, в названии которой увековечены фамилии её отцов-основателей, является местом производства каждой без исключения капли пива Fuller’s.

Fuller’s — старейшая независимая пивоварня Лондона. На протяжении почти двух веков бесконечных промышленных ограничений, преобразований и нестабильности ей удалось сохранить свой независимый статус и репутацию одной из лучших пивоварен мира. Джон Холл часто называет её источником вдохновения для Goose Island. Без Fuller’s не существовало бы ESB. Эта пивоварня хранит ответы на все часто незадаваемые вопросы.

Покидая капитолий

Короткая прогулка до пивоварни со станции Стэмфорд Брук, что в Западном Лондоне, постепенно и незаметно переносит нас в прошлое. Сначала мы окунаемся в атмосферу 1980-х: экономически стабильные молодые специалисты неспешно переходят из кафе в сырные магазины и винные бары, не заботясь ни о получении кредитов, ни о выплате студенческих займов. Затем мы неожиданно оказываемся в 1950-х, проходя мимо «щербатых» рядов зданий, которые в своё время располагались слишком близко к судоверфям, от чего и были «прорежены» шальными бомбами во время Второй мировой войны. Далее нас ждут идиллические сельские ландшафты довоенной Англии: аккуратно подстриженные живые изгороди частных владений, симметрично растущие деревья, дети, играющие с мячом, улыбающиеся соседи, машущие рукой в знак приветствия. Не викарий ли это проехал мимо на велосипеде?

Поворот на оживлённую улицу с многополосной проезжей частью стремительно развеивает иллюзию сельской пасторали, но вот мы уже чувствуем в воздухе знакомый запах сусла. Знакомый, да не совсем, поскольку необычная яркость этого букета является фирменной чертой пива Fuller’s. Это не просто мягкие, сиропные нотки слегка подсушенного солода, а насыщенные, глубокие и обволакивающие тона согревающей бисквитной сладости — настоящая ароматическая ария в исполнении ячменя сорта Maris Otter.

Практически полностью скрытая нависающими пышными ветвями густых деревьев (которые являются немыми свидетелями многих удивлённых взоров), пред нами неожиданно предстает святая святых пивоварни Fuller’s: величественное здание в викторианском стиле, словно сошедшее с открытки. И вот мы уже в абсолютно другом месте и эпохе. Портал времени позади нас закрыт.

Строение на углу сразу с двумя вывесками The Mawson Arms и Fox and Hounds — это первое, что видят посетители пивоварни. Оно является своего рода мысленной закладкой последнего пункта на нашем пути, проходящем сквозь пространство и время. Известный поэт Александр Поуп некогда жил в этом здании — возможно, именно в тот период, когда он работал над переводом «Илиады» и «Одиссеи». Ошибочное понимание местных законов о лицензировании торговой деятельности, продемонстрированное одним из многочисленных арендодателей паба, стало причиной его двойного названия (лицензии на продажу вина и спиртных напитков подлежат регистрации отдельно от лицензий на продажу пива), хотя многие называют его просто пивной.

Сама пивоварня Griffin — настоящая цитадель, возведённая из тёмного серо-зеленого камня, с коваными воротами, в стенах которой старинное оборудование и оснащение эксплуатируется бок о бок с последними технологическими новинками. Её концентрические «башни» и «храмы» из железа, меди и стали служат ядром для этого многоструктурного промышленного организма. Ежедневно с утра до вечера во дворе пивоварни идёт погрузка-разгрузка огромных красных фур, за которой периодически наблюдают группы туристов в их светоотражающих жилетах, переходящие от одного постройки к другой.

За зданием пивоварни протекает река Темза, по которой в былые времена лодки с зернопродуктами приплывали прямо к Fuller’s. Зерно выгружали и перемещали для производства солода в специальное помещение пивоварни, которое позднее было разрушено бомбами во время Второй мировой войны. С тыльной стороны здания, где ранее располагался дом главного пивовара, растёт самая старая в Великобритании глициния, привезенная из Китая в 1816 году. В веренице строений, прилегающих к пивоварне, в которых некогда проживали ее работники, сегодня размещаются торговые помещения. «Старая оболочка» была переоснащена для новой жизни и новых функций. Как и глициния, Fuller’s глубоко пустила свои корни в этом месте, найдя при этом возможности для роста в конечном пространстве.

В ходе нашей экскурсии по просторному старому цеху Килинг между делом вспоминает, как он когда-то работал здесь на заторном чане, напоминающем кирпичную пушку, с помощью которой герои Жюля Верна отправлялись на Луну. Он был установлен в 1863 г. Оригинальный сусловарочный котёл ещё старше: он был построен в 1823 году до того, как Фуллер, Смит и Тернер выкупили помещения пивоварни. По сравнению с этими «старожилами» две установки для помола солода от 1932 г. — просто дошколята. Их техническое обслуживание сводится к замене роликов «раз в 20 лет или около того». Они работают по сей день.

В каждом уголке этого живого музея бурлит не только жизнь, но и работа. Ступени деревянных лестниц истоптаны сотнями рабочих. Дверным ручкам и перилам повезло больше — их покрывают свежие слои краски. Широкий и извилистый ряд резервуаров для отстаивания и дозревания, относящихся к различным эпохам, сопровождают истории многих поколений пивоваров, которые старались улучшить технологии работы своих предшественников. Всё в этом «храме пивоварения», чего касались руки рабочих, передавалось последующим поколениям.

Контраст между старым цехом и новым (объём мощностей — 52 тыс литров пива) на лицо: нашему взору предстаёт современное помещение, оснащённое по последнему слову техники, с новейшими чанами, резервуарами и котлами, которое можно повстречать на многих крупных пивоварнях. Работой оборудования в нём, по всей видимости, управляет один человек с помощью нескольких мониторов в аппаратной. Новый цех расположен сразу за старым, но заходя в него, ощущаешь будто преступил границы дозволенного, хотя его посещение входит в программу экскурсий, проводимых на территории пивоварни. Это всё ещё она, Fuller’s, просто её более реалистичная версия. Всё же в пивоварнях такого возраста, как Fuller’s, меньше всего хочется увидеть реалистичную картину.

Эта пивоварня у любого вызовет множество эмоциональных откликов, а её возраст и величие настолько поражают, что трудно оценить масштабы картины, которая предстает перед нами. И наоборот, попытка представить в виде простых данных всё то, что составляет Fuller’s, не менее сложна. Пивоваренной компании 173 года. Ей принадлежат около 400 пабов. С широкой сетью подразделений, занимающихся импортом-экспортом и дистрибуцией, она производит около 337 000 баррелей (более 55 млн литров) пива в год, используя для этого 6,5 тыс тон ячменя ежегодно и наполняя пивом до 10 тыс касковых бочек в неделю. Fuller’s — не просто предприятие, на котором изготавливают пиво, это само сердце живого исторического организма.

Килинг, будучи фанатом группы The Fall, известной благодаря её постиндустриальному направлению магического реализма, знаком с этой концепцией не понаслышке.

«Фрэнк Заппа как-то сказал, что страна, у которой нет своего пива, — не страна. Я бы продолжил эту мысль, — говорит Килинг, хитро улыбаясь. — Пивоварня, у которой нет своей философии пивоварения, — не пивоварня».

Упорство северянина

Уроженец Манчестера, что на севере Англии, Джон Килинг пришёл в Fuller’s в 1981 году, построив карьеру начиная с должности младшего пивовара до директора по пивоварению и уполномоченного представителя Fuller’s. Среди его многих достижений — серии пива Brewer’s Reserve и Past Masters, установка фильтрационной и центрифужной системы стоимостью £2 млн ($2,75 млн) и недавно выпущенная уникальная коллекция пива Fuller’s & Friends (созданная пивоварами Fuller’s при сотрудничестве с шестью крафтовыми пивоварнями Великобритании и реализуемая в национальной сети супермаркетов).

По мере развития нашей беседы быстро становится понятно, что у Килинга в запасе есть множество забавных историй, так или иначе связанных почти с каждым помещением и предметом в пивоварне Griffin. При этом найдётся немало и таких, в которых он и сам является главным персонажем. Джеймс Кемп, бывший главный пивовар Marble, занимающий аналогичную должность в Yeastie Boys, в своё время работал в Fuller’s в отделе контроля качества.

«Я помню, как однажды Килинг пошутил над работниками пивоварни, — вспоминает он. — Вернувшись как-то из поездки в Бельгию, он привёз целый набор кислых сортов пива для дегустации. Он не сказал парням, что за пиво им предстоит попробовать, а они до этого не пили пива крепче бочкового 4,5%. Что последовало за этим, можно себе представить: был слышен сплошной поток ругательств и ненормативной лексики, после того как парни так и не смогли проглотить дегустируемые напитки, а в это время Джон тихонько посмеивался».

Дни ношения белого халата канули в лету, но Килинг по-прежнему остается ключевой фигурой в Fuller’s, руководя такими аспектами, как выпуск продукции и культура пивоварни, а летом 2018 годом он официально «уйдёт на пенсию». Совсем недавно он был избран на пост председателя Союза пивоваров Лондона (СПЛ), где продолжит свою работу после ухода из Fuller’s. Кроме того, он станет организатором фестиваля, проводимого под эгидой СПЛ на территории Fuller’s в июне. Он считает, что отсутствие белого халата в гардеробе современного пивовара говорит об изменениях, проходящих в пивной индустрии.

«Приход крафтового пива и новых людей [на ключевые должности] в индустрию происходил в неофициальном порядке, — говорит он, ссылаясь на множество самоучек, ставших крафтовыми пивоварами, однако в его словах нет абсолютно никакой критики. Критика Килинга направлена в сторону маркетологов середины ХХ века. — Когда во главу угла поставили маркетинг [в работе пивоварен], изменилась философия пивоварения».

В нашем разговоре Килинг то и дело возвращается к теме философии, будь то правильной или неправильной. По его словам, маркетинг сместил интересы пивоваров с изучения вкусового профиля пива в сторону получения «максимально нейтрального и дешевого напитка».

Килинг столкнулся с этими изменениями ещё в самом начале своей карьеры, работая в Манчестере на пивоваренном заводе Watney’s, небезызвестной компании на британской пивном рынке. Их безвкусный эль Red Barrel Ale, который продавали в сотнях пабов, принадлежащих Watney’s, по всей стране, был повсеместным напоминанием об уходе пивоваров от традиционных практик пивоварения и об их стремлении к снижению производственных затрат. В знак протеста против растущей тенденции производства «нейтрального напитка» такими пивоварнями, как Watney’s, которые предпочитали пастеризованное, фильтрованное пиво из кегов традиционному бочковому, была развёрнута «Кампания за настоящий эль» (Campaign for Real Ale, CAMRA).

«Пиво, которое мы варили, только на 40% состояло из ячменя, всем остальным были тонны ферментов, которые мы добавляли для превращения сахара в спирт, — вспоминает Килинг. — Нам приходилось носить перчатки и другие средства индивидуальной защиты. Я помню, как однажды подумал: „Странно, мы добавляем в пиво ингредиенты, от которых защищаем свои руки, опасаясь, что они попадут нам на кожу“. Разве можно назвать такое пиво натуральным?»

Килинг с искренним сожалением отмечает, что стремление снизить производственные затраты стало одной из основных задач в пивоваренной промышленности. «Не так проходит крафтовая революция», — говорит он, для которого приход крафтового пива — самый настоящий переворот и новый период в истории пива.

Fuller’s является старейшей независимой пивоварней Лондона. Её наиболее крупный соперник, пивоварня Young’s (основанная в 1831 году), покинула британскую столицу в 2006 году и теперь является дочерним предприятием пивоварни Charles Wells, что родом из Бедфордшира. Несмотря на пивзаводы Budweiser и Guinness, расположенные в Лондоне, пивоварение в столице в ХХ веке с трудом можно было назвать процветающей отраслью.

Революция, о которой говорит Килинг, произошла в Лондоне только после открытия пивоварен The Kernel (2009) и Camden Town Brewery (2010). Эти абсолютно другие и, что более важно, не ориентированные на бочковое пиво компании заложили начало чему-то новому в британской пивной индустрии.

Пионеры крафтового пивоварения стали настоящим источником вдохновения, а результате чего в 2012 году британский пивной рынок охватила долгожданная революция. Сегодня в Лондоне действует 109 пивоварен, и ещё дюжина планирует открыться на момент написания этой статьи. Иными словами, каждая отдельно стоящая пивоварня в Лондоне младше Fuller’s более чем на 150 лет. Некоторые могут назвать эту ситуацию разрывом поколений.

Возможно именно по этой причине, Fuller’s, как и многие представители её «поколения», как, например, Young’s, Marston’s, Shepherd Neame и Samuel Smith’s, по началу не особенно комфортно ощущала себя в свете происходящих перемен или не до конца их осознавала. Пройдёт ещё немало времени, прежде чем Fuller’s, продолжая работать на свою репутацию традиционного семейного бренда крупного калибра, начнёт взаимодействовать с представителями новой крафтовой культуры и участвовать в её развитии.

Нас ждут перемены

Пока компания медленно привыкала к новым условиям бизнеса (и пыталась понять, какую выгоду можно извлечь из сложившейся ситуации), Килинг сразу сообразил, что происходит.

«Вкус пива оказался в центре внимания. Именно пивовары, а не маркетологи и бухгалтеры, вновь стали ключевыми фигурами в пивной индустрии», — говорит он. В отличие от своих современников, Килинг рад, что пивоварни Великобритании с готовностью впитывают американские тенденции, но при этом полагает, что они упускают некоторые возможности. «Мне бы хотелось, чтобы они пошли дальше американского пива и взглянули на его истоки, глубоко уходящие своими корнями в традиции британского пивоварения, и уже исходя из этого действовали!»

Британская пивоваренная промышленность — ещё одна животрепещущая для Килинга тема для обсуждения. Её недооценка, возможно, обусловленная разрывом поколений, определённо расстраивает его. Он ссылается на открытую страницу книги рецептов пивоварни в доказательство того, что калифорнийские сорта хмеля использовались в Fuller’s уже в 1900-е годы, а хмель из Орегона — в 1891 году.

Причина создания серии Past Masters на основе старинных рецептов из архива Fuller’s очевидна для Килинга: «Крафтовые пивовары могут внедрять инновации быстрее, чем мы. Но то, чего у них нет, — это прошлое. Так почему же нам не сделать ставку на прошлое?»

И всё же, продукцию пивоварни до сих пор воспринимают, скорее, как классику, нежели как модный тренд. Возможно, причина этого заключается в том, что её ключевой ассортимент состоит не из краткосрочных «сенсаций», которые привлекают новых фанатов, а из стабильных, надёжных и качественных сортов, которые всегда пользуются популярностью у давних поклонников.

И если питейная публика может не обращать на это внимание, некоторые пивовары уж точно обратили. Дэн Лоу является соучредителем компании Fourpure Brewing Co, расположенной в Бермондси. Недавний успех его пивоварни, которую он основал вместе со своим братом Томом, указывает на амбиции сродни Fuller’s.

«Fuller’s является неизменным образцом качества и традиций, одновременно демонстрируя инновации и изменения на всех уровнях своей деятельности, — говорит Лоу. — Они предлагают разливное „гостевое“ пиво в своих пабах и участвуют в технических проектах других пивоварен, например, в проведении лабораторных анализов».

Хлебом насущным для Fuller’s является вовсе не IPA, что, наверное, и неудивительно. Флагманским пивом компании по праву считается London Pride, отмеченное наградами в таких номинациях «Эль премиум-класса» (Premium Ale), «Лучший битер» (Best Bitter) и «Традиционный английский пэйль-эль» (Traditional English Pale Ale), в зависимости от того, какая его версия правила балом в соответствующее десятилетие. Выпущенное впервые в 1950-е годы в качестве премиальной альтернативы Ordinary Bitter, оно было названо, по легенде, одним из потребителей в честь местного цветка — камнеломки. Это дикое многолетнее растение появилось на развалинах Лондона после бомбёжек в начале Второй мировой войны. Цветок стал повседневным символом стойкости духа, продемонстрированной лондонцами, несмотря на невзгоды военного времени, который не теряет своей актуальности и в настоящие дни.

В этом пиве нашли своё отражение многие ключевые характеристики, которыми отличается продукция пивоварни: богатый зерновой профиль, цветочные и травяные ноты хмеля, создаваемые английскими сортами Challenger, Goldings, Northdown и Target, а также ощутимые фруктовые тона, которые придаёт фирменный штамм дрожжей компании. Его выпуск в самых разнообразных форматах упаковки — бочонках, кегах, жестяных банках и бутылках, которые без труда можно найти в Великобритании и за рубежом, — подтверждает адаптивность его рецептуры.

Вторым по значимости бестселлером Fuller’s является её новейшее детище. Frontier, выпущенное в 2013 году, — серьёзная попытка компании замахнуться на крафтовый лагер, хотя в действительности оно больше напоминает американское кёльш: производится на основе фирменных дрожжевых культур для эля и с добавлением хмеля сортов Liberty, Cascade и Willamette.

Наконец, крепкий битер Extra Special Bitter (ESB) от Fuller’s является родоначальником одноименного стиля и в буквальном смысле первым ESB в мире. По мнению Килинга, ESB не сильно отличается от IPA: это янтарное пиво высокой крепости с отчётливо выраженной хмелевой составляющей и неповторимым букетом. Наиболее ярко его характеристики проявляют себя в нефильтрованной версии, где его богатая солодовая основа и хмелевой профиль с перечно-травяными тонами гармонично сосуществуют с пряными нотами мармелада.

Это лишь малая толика выдающихся образцов пива, которыми славится компания. И пусть Fuller’s не получает такого резонанса и преклонения, как её молодые оппоненты, например, Beavertown или Cloudwater, но она по-прежнему остаётся пивоварней, к которой совсем не равнодушны толпы британских фанатов пива. Да, немногие будут, например, зависать на сайте интернет-магазина в обеденный перерыв ради Fuller’s или стоять в очереди за Fuller’s в 10 утра, но практически у каждого, кто пьёт пиво, есть свои любимые марки Fuller’s и предпочитаемый способ их потребления.

«В Fuller’s варили крафтовое пиво задолго до того, как о крафтовом повсеместно заговорили: они выпускала качественное ароматное пиво, которое выдерживали в бочках, когда это ещё не было в порядке вещей. Они всегда опережали время, — говорит Кемп. — При этом они прекрасно понимают реалии бизнеса. Мне кажется, многим пивоварням стоило бы у них поучиться».

Доминик Дрисколл из пивоварни Thornbridge, ещё один бывший «воспитанник» Marble, поддерживает эту точку зрения. «В Лондоне сейчас насчитывается свыше 100 пивоварен и лишь единицы из них могут похвастаться мало-мальским опытом или специально обученным персоналом, не говоря уже о таком понятии, как наследие. Fuller’s является бастионом качества во всех без исключения аспектах — от производственного процесса до заботы о своём пиве и обучения собственных специалистов, работающих за барной стойкой в пабах».

Именно благодаря этим качествам компании многие наблюдателя в пивной индустрии тихо обрадовались новости о том, что в начале этого года Fuller’s приобрела 100%-ную долю в капитале пивоваренной компании Dark Star Brewing Co. из Суссекса. И если другие подобные сделки зачастую оставляют потребителей и профессионалов равнодушными, в этом конкретном случае многие уверены в том, что Dark Star ждут гарантированная стабильность и успех.

Свободный полёт

Серия Fuller’s & Friends была создана Fuller’s в сотрудничестве с шестью пивоваренными компаниями (Cloudwater, Fourpure, Hardknott, Marble, Moor и Thornbridge), которые выпустили абсолютно разные сорта пива под одной крышей для реализации в национальной сети супермаркетов (Waitrose) в виде блока из шести бутылок. Это тот редкий случай, когда подобная затея привлекла внимание одновременно фанатов крафтового пива и поклонников традиционного эля. В Twitter начался небывалый ажиотаж, когда стало известно, что коллекция появилась в продаже в местных магазинах. Это, пожалуй, было самое близкое, что можно назвать современной шумихой, которую когда-либо испытывала Fuller’s.

По словам Килинга, выгода, полученная от этого проекта, заключалась не только в производстве шести новых версий известных стилей пива — лагера, сэзона, ESB, красного ржаного эля, копчёного портера и NEIPA. «Мы отправили шесть пивоваров Fuller’s в шесть разных пивоварен [для пилотного выпуска утверждённых сортов пива до их конечного производства в стенах Fuller’s], и вернулись они, полные энтузиазма, с багажом новых идей. Это фантастика».

Главной уловкой, несомненно, было привлечение ретейлера к участию в проекте с первого дня, что обеспечило новой серии беспрепятственный выход на рынок далеко за пределы пабов и онлайн-магазина Fuller’s, а также текущей розничной зоны дистрибуции партнерских пивоварен. Waitrose — это сеть супермаркетов, относящаяся, по мнению многих потребителей, к премиальному сегменту, которая является продуктовым подразделением сети универмагов John Lewis, крупнейшего по числу работников ретейлера в Великобритании. Многие утверждают, что Waitrose предлагает лучший выбор крафтового пива среди британских супермаркетов.

Естественно, не всё шло гладко, ведь необходимо было оправдать ожидания каждой из участвующих сторон. Будучи крупной пивоваренной компанией, Fuller’s необязательно должна обладать достаточной гибкостью. Тем не менее с самых ранних этапов проекта было очевидно, что она намерена сделать всё, чтобы он заработал.

«Представители Fuller’s пришли на встречу с уверенностью в том, что предстоящая серия должна быть выпущена в формате шести бутылок по 500 мл, — говорит Лоу из Fourpure. — Но когда группа участников тихо высказала мысль о том, что объём 330 мл больше подойдет для этого проекта, Джон согласился с ними и поставил соответствующую техническую задачу перед своей командой».

Килинг нередко любит представлять себе картину, в которой молодые и не очень поклонники пива пропускают по стаканчику из новой серии, и хотя эта идея может показаться немного банальной, именно это и происходило бесчисленное количество раз в ходе сотрудничества над проектом, который стал одновременно новым опытом и вызовом для пивоварен-участниц.

Каждая из них не преминула воспользоваться представившейся возможностью, чтобы принять участие в выпуске этой коллекции. Вряд ли бы они проявили такое рвение и прыть, если бы, скажем, Marston’s или Shepherd Neame выступили инициаторами аналогичного проекта. Как говорят её коллеги по индустрии, Fuller’s занимает особое место в сердцах профессиональных пивоваров, чего нельзя сказать о её многих олдскульных оппонентах. Несомненно, ещё одним ключевым фактором здесь стал шанс поработать с самим Килингом. Тем не менее, хотя он и являлся движущей силой проекта и весомой фигурой, благодаря авторитету которой была заключена сделка с Waitrose, именно главный пивовар Джорджина Янг и её команда отвечали за реализацию всех намеченных планов.

«Мне всегда удавалось удачно делегировать свои полномочия, — говорит Килинг. — Я думаю, причина, по которой многие люди остаются в компании, и почему я остался в ней, состоит в том, что нам всегда приходится решать новые интересные задачи».

Получив степень бакалавра по биохимии в Имперском колледже Лондона, Хейли Марлор пришла в Fuller’s в 2012 году в рамках программы стажировки для выпускников, которую регулярно проводит пивоваренная компания. Она очень гордится быть частью команды пивоваров, которым было поручено производство серии Fuller’s & Friends. Хейли, в частности, участвовала в сотрудничестве с Marble, благодаря чему ей посчастливилось пополнить багаж своих знаний и обрести ценный опыт работы.

«[Килингу] удаётся вдохновляться людей своим видением, и он постоянно поддерживал и направлял нас в процессе работы, — говорит она. — Он очень контактный человек и всегда заражает своим энтузиазмом других, чтобы он ни делал. Когда я пришла в компанию, я сразу поняла, что нет ничего невозможного. Настойчивость и амбиции, благодаря постоянной поддержке и ободрению, обязательно вознаграждаются. Здесь ты ощущаешь себя непосредственным участником процесса, и работать в такой атмосфере — настоящая удача».

И слышно, как растёт трава…

За обедом в The Mawson Arms, состоящем из куска пирога и пинты пива, Килинг говорит о продвижении широкого ассортимента пива в пабах Fuller’s. С его философией в этой сфере, как впрочем и во всем остальном, довольно трудно поспорить: «Нужно всё делать правильно и быть справедливым к людям».

История Fuller’s, её стремление к техническому совершенству и забота о своих работниках — это то, чему молодые пивовары должны поучиться и отдать дань. Но самым, пожалуй, примечательным качеством пивоварни является сохранение ею собственной культуры и традиций на протяжении длительного времени и планирование своего будущего на два шага вперед.

«Рег Драри, который стал директором по пивоварению в Fuller’s в декабре 1980 года, взял меня на работу 1 января 1981. Это было его первое решение на указанной должности, — говорит Килинг. — Последнее, что он сделал в Fuller’s перед своим уходом, — это порекомендовал совету директоров меня в качестве кандидата на пост нового директора по пивоварению. Таким образом, я был его первым и последним должностным решением».

Тот факт, что эту взаимосвязанную систему стандартов, идей и представлений можно назвать философией, говорит многое о Килинге и о компании, в которой он проработал в течение 37 лет. В крафтовом пивоварении, благодаря его молниеносному метаболизму, один год можно приравнять к целой жизни. Со своей стороны, пивоварня Fuller’s в буквальном смысле живёт этим временным понятием, понимая необходимость смотреть далеко вперёд, предвосхищая будущее. Её работники являются не просто штатными единицами, а настоящими хранителями ценностей компании, которые берут на себя ответственность и испытывают настоящую гордость за нахождение достойных преемников и продолжателей её традиций, готовых «болеть» компанией на протяжении следующих десятилетий.

По словам самого Килинга, размах этой философии постоянно растёт. Даже те, кто ушел из Fuller’s, продолжают развитие её идей на новой благодатной почве и на более широком поле для деятельности, чем когда-либо ранее. Они прошли через нестабильное прошлое в настоящее и теперь с уверенностью вступают в плодотворное будущее.

«Одним из моих первых решений в должности главного пивовара было нанять на работу Джоджину Янг, а впоследствии я порекомендовал её кандидатуру на пост главного пивовара компании. Она всегда отличалась своей готовностью выйти из собственной зоны комфорта навстречу новым свершениям. Я думаю, что её время пришло».

С неизменной улыбкой он добавляет: «Вот чему я точно научился у своего предшественника Рега, так это угадывать, когда именно людям необходимы новые вызовы и перемены».

Подпишитесь на рассылку Pivo.by

Только главные новости о пиве со всего мира и только раз в неделю.