Как выращивают хмель в Беларуси

Далеко не каждый любитель пива знает, что в Беларуси выращивают обязательный ингредиент этого напитка — хмель. Сейчас в нашей стране три продуктивных хмельника — в Малоритском и Пружанском районах. Производством занимаются СП «Бизон» ООО, ООО «Белхмельагро» и ФХ «Магнум-Хмель». Журналист Pivo.by побывал на одном из предприятий в разгар сезона сбора урожая.

В Замшанах нас встречает директор СП «Бизон» ООО Андрей Антонович. Он руководит всем процессом, постоянно следит за растениями, сбором урожая и его обработкой. Со сложностями приходится сталкиваться постоянно. Например, в прошлом году из-за сильного ветра два гектара шпалер легло.

— Столбы поломало в конце августа. Слава богу, что это произошло на шпалерах с ароматным хмелем Tettnanger, где не так критично содержание альфа-кислот. Он лёг, но мы его ещё смогли убрать. Если бы такое произошло с Magnum — пришлось бы просто списать всё, потому что не было бы достаточной горечи в хмеле, — объясняет Андрей Антонович и показывает поле с хмелем.

На площади 19 га растут сорта Magnum и Spalter Select. Высота каждой шпалеры — семь метров. Соседние шпалеры легко отличить между собой. Первый хмель хорошо растёт, хотя шишки достаточно большие. Это горький хмель, более устойчивый к болезням, а убирают его позже всех — в конце сентября. Spalter Select больше ветвится и собирается гроздьями. Это благородный сорт с ярким ароматом и низким содержанием когумулона. Впрочем, и только сорванный Magnum пахнет превосходно. Чтобы это понять, необходимо раздавить шишку, а лупулиновые зерна, которые находятся внутри, растереть об руку. У свежей шишки приятный и мощный цитрусовый аромат.

— Мой знакомый пивовар говорит: мне достаточно только Magnum, чтобы сделать хорошее пиво. Он и горечь даст, и ароматику, если всё правильно сделать, — смеётся Андрей Антонович.

Второй хмельник в Замшанах ещё больше — 25 га. На двух полях выращивают все популярные коммерческие культуры: и уже упоминавшиеся Magnum и Spalter Select, а также Clone 18 (похожий на Жатецкий хмель), Perle, Tettnanger, Northern Brewer. Под Пружанами находится ещё 10 га плантаций. Там растут Clone 18, Northern Brewer, Perle и немного Magnum. Хмель хоть и тянется быстро вверх и даёт каждый год неплохой урожай, но требует много внимания и кропотливой работы.

— У нас постоянные работники, сезонников не берём. Их нужно каждый год обучать, показывать что и как делать. Я когда немцам рассказываю, что у нас тут 30 человек работает — они крутяит пальцем у виска: у них два человека может быть на 30 га хмельников. Но там другая специфика. Например, хмель они сами только прессуют. Ту же проволоку на подвязки немцы покупают, а не делают сами. Мы же проволоку сами заготавливаем. В Германии этот бизнес широко развит: там 15 тысяч га хмельников, и каждый фермер не будет себе крутить проволоку. Зато есть предприниматель, который этим занимается: открыл фирму по раскрутке проволоки, где в цехах круглый год сидят работники. У нас зимой этим девушки занимаются. Сколько её надо? На каждое растение идёт две проволоки: на гектаре где-то 4 000–4 400 растений, в зависимости от сорта. В итоге нам нужно около полумиллиона семиметровых отрезков проволоки, — быстро подсчитывает фермер и вспоминает интересную историю о сезонных рабочих. —  Хмель — растение многолетнее, его нужно каждый год обрезать, чтобы были новые побеги. В начале сезона проволочку под растение нужно заткнуть. Когда хмель уже на полметра поднимется, его нужно научить растить: завернуть по проволоке, чтобы растение вилось. Это ручной труд — без него никак, так во всём мире. Но растение нужно накрутить по часовой стрелке: все вьющиеся тянутся за солнцем и за счёт этого растут вверх. Пришли сезонные работники, я долго объяснял им как всё делать, но они всё равно против часовой стрелки завели растения. Через два дня я приехал на поле и вижу, что все растения лежат. Они за это время назад раскрутились. Двойная работа получилась.

Пока специальный трактор обрывает и складывает в кузов лианы, мы отправляемся в цех заготовки и обработки хмеля, куда привозят только что обрезанный хмель. Персонал предприятия каждую лиану цепляет на специальное устройство, по которому они отправляются на хмелеуборочную линию. В этом огромном агрегате, произведённом всё в том же знаменитом чешском Жатеце, листва срывается с растений в специальном очёсывателе, а шишки хмеля проходят очистку от остатков стеблей через систему сит и горок. Сразу после этого хмель отправляется на сушку. Если оставить хмель сырым, то он быстро начнёт преть и плесневеть, ведь в сыром хмеле содержится до 80% воды.

— Эта сушилка ещё с советских времён: такие изготавливались на заводе в Житомире. У нас три сушилки: две здесь, одна — в Пружанах. Даже не знаю, есть ли ещё такие где-то даже в Украине. Всё с советских времён отправлено на металлолом, — рассказывает директор предприятия. — Эту мы привзли 10 лет назад из Гомельской области. Здесь её по-новому собирали, даже само здание под неё строили. Скоро планируем ещё одну сушилку купить, уже нашли в Чувашии чешскую. Она производительнее: сможет сушить 750 кг в час. По маркировке эта может сушить 300 кг в час, но по факту — в среднем лишь 100 кг в час.

Для работы сушилки нужно около 40 литров печного топлива в час. За 10-часовой рабочий день получается около тонны сухого хмеля. Он прессуется в мешки по 70–80 кг и отправляется на склад. Здание для него только в прошлом году выкупили у колхоза, а ремонт закончили совсем недавно. Нужно было залить новые полы, накрыть крышу, отремонтировать стены. Сюда уже перевезли линию гранулирования хмеля, а вскоре переместят и оборудование для фасовки и упаковки.

Весь хмель на предприятии гранулируется. Это тоже не самый простой процесс. Сначала мешки с прессованным хмелем отправляют в разрывную машину: там хмель заново распушается и отправляется по транспортёру в измельчитель. В результате в бункерах собирается около трёх тонн хмелевой муки. После этого запускается гранулятор. Сырьё внутри вращается и центробежной силой гранулы выдавливаются через отверстия наружу. В основном получаются партии по 3–4 тонны при производительности линии 1,5 тонны в час. Все сорта — классические, но об экспериментах на предприятии уже задумываются.

— Американские сорта? Хотел в этом году слетать в США на мировой конгресс хмелеводов, но не открыли визу. Собираюсь сейчас написать нашим немецким партнёрам, чтобы помогли с американскими сортами, — рассказывает фермер. — Другая проблема в том, что такой хмель продаётся по килограммам, а мы оперируем тоннами: предприятия заказывают по 3, 5, 10 тонн. Для того, чтобы убрать, например, Cascade, необходимо посадить минимум два ряда. Нужно отдельно его пустить в сушилку, отдельно высушить и запрессовать. Ещё больше сложностей с грануляцией. На разогрев одной матрицы уйдёт много дорогого хмеля. Да и будет ли спрос? Классику всегда покупают, а другие сорта завод один раз возьмёт, а завтра скажет: извини, больше не надо. Но я всё равно буду развивать это направление, только постепенно.

Сейчас предприятие ежегодно выпускает около 60 тонн хмеля. В 1993 году, когда отец Андрея Валерий Антонович организовал фирму, о таких объёмах даже не думали. Хмельники под Малоритой появились во многом случайно: в колхозе, где Валерий Антонович был председателем, открыли пивзавод, а хмеля не хватало.

— Солод тогда брали на Брестском пивзаводе или на «Белсолоде». Хмель же в советские времена, даже в конце 80-начале 90-х, шёл централизованно через Москву по распределению. Нужно было писать запрос, просить включить в список на поставку хмеля. Это сейчас проблем нет, а раньше всё только по разнарядке. Отец всякими путями находил хмель, пока знакомые из Германии не сказали: у тебя ж есть колхоз, выращивай сам хмель, — рассказывает Андрей Антонович.

В Беларуси хмель растили давно. Ближайшие от Малориты хмельники были в Каменецком, Берёзовском, Ляховичском районах, а крупнейший находился под Молодечно. Но во время «сухого закона» при Горбачёве его вырубили, точно так же, как это делали с виноградниками в Молдове и других республиках.

— Начали сажать хмель, дело пошло. Сначала было 8 га, потом ещё одно поле отдали под хмель. В начале мы работали только с «Брестским пивзаводом», было 20 га хмельников и средняя урожайность около 1 тонны с га. Вот эти 20 тонн и уходили туда. Потом хмеля стало чуть больше, начали «Лидскому пиву» продавать, и работали с двумя заводами, — говорит Андрей Антонович.

Если ещё несколько лет назад практически весь хмель продавали на белорусские заводы, то сейчас только 40% произведённого продукта остаётся в Беларуси. Основной клиент внутри страны — завод «Крыніца», который покупает 15 тонн хмеля. Хотя раньше эта цифра даже достигала 45–50 тонн в год. Остальные 60% уходит в Россию.

— Прошлый год был хорошим: в августе дожди поливали, в сентябре солнышко светило, всё быстро убрали. Самый большой урожай за все годы! В этом будет значительно хуже. В апреле были заморозки, а весь август, когда формировалась шишка, была засуха — у нас в районе не выпало ни одного миллиметра осадков. В Минске были дожди, везде поливало, а у нас — просто ноль. Не хватило влаги, не все шишки вызрели. А сейчас ещё дожди пошли, ветер ураганный. Поэтому на 20–30% урожай будет меньше, чем в прошлые годы. Но что поделать, это — сельское хозяйство, — с улыбкой на лице сетует фермер.

  • Юрий Жарнакевич

    Я тут был) Да, очень интересно. Я был в составе работников Крыницы. Отстались даже фото. Маларита осталась для меня самым лучшим местом на земле.

  • Андрей Андрошук

    Покупал ризомы хмеля у Андрея. Очень мне понравился его подход к своему делу. Побольше бы таких хозяйственников, развития и успехов ему!

Подпишитесь на рассылку Pivo.by

Только главные новости о пиве со всего мира и только раз в неделю.