Когда пиво — больше, чем просто пиво

Челси Маркл написала для своего блога It’s a Brew Life трогательный текст о роли пива в жизни её семьи. Pivo.by публикует перевод материала.

Lindemans Framboise
Фото: Jethro

Представьте, как свежим весенним утром сладкие запахи сирени и жимолости переносят вас в детские годы, когда ваша мама расставляла вазы с этими цветами по всему дому. Это знак, что лето уже близко. Скоро школа уступит место катанию на велосипеде, играм с мячом и бесконечным дням валяния в траве, глядя в небо и наблюдая, как облака приобретают очертания животных, автомобилей и смешных рожиц. Аромат сирени всегда переносит меня в те дни.

Или, например, когда вы слышите первые ноты знакомой и любимой мелодии, и вспоминаете, как впервые услышали её. Вы как раз купили свой первый автомобиль и поставили звук радио на максимум, так, что вся машина вибрировала. Вы опустили окна, ваши волосы трепал ветер и вы ехали, куда глаза глядят — неважно, куда, только бы своей дорогой. Эта песня заставляет вас снова чувствовать, что нет ничего невозможного.

Для меня музыка — это всё. У меня есть куча песен, которые вызывают различные эмоции и воспоминания, даже о тех временах, когда мир, казалось, рушился, пока не начинало казаться, что я задыхаюсь. Гитарные риффы и ударные барабанные ритмы пронзали всё вокруг, и тексты были обжигающе жгучими и острыми. Все мы испытывали что-то подобное.

Музыка, стихи, картины, запахи, еда, звуки и даже пиво могут вызывать воспоминания о чувствах и событиях, которые вы никогда не забудете — хорошие ли это воспоминания, плохие, или они вызывают у вас смешанные чувства — они навсегда запечатляются в вашей памяти.

Я помню, как мне исполнился 21 год, и я, наконец, смогла купить пиво на законных основаниях. Я спланировала весь вечер. Нет, я не хотела пойти и выпить столько, сколько способен вынести мой организм, как делают в этом случае многие молодые люди. Мой праздник был полностью обусловлен сортами пива и блюдами, которыми я хотела насладиться. Для начала мы с моим будущим мужем Дереком отправились в Market Cross Pub — да, я пошла отмечать свой 21-й день рождения в заведение, где сама работала. Это было прекрасно, так как там был большой выбор крафтового пива и все необходимые бокалы. Для меня было достаточно малинового Lindeman’s Framboise, налитого в изящный, украшенный позолотой бокал на ножке с логотипом пивоварни. Это было самое дорогое и модное пиво в меню. Оно идеально сочеталось с моими любимыми блюдами: горячим крабовым суфле с тёплой питой и мидиями, приготовленными на пару в пиве с чесноком. Это было прекрасно.

Даже мои ногти в тот вечер были выкрашены тёмным кроваво-красным лаком от Morbid Makeup, который идеально соответствовал малиновому ламбику. На руках у меня была куча серебряных колец, теперь я называю это кольцами для выпивки. Если бы тогда уже существовали смартфоны с камерами, я бы, наверное, сделала миллиард селфи и фоток с пивом. И у меня всё ещё есть этот лак для ногтей, хотя прошло 23 года.

Для меня Lindeman’s Framboise Lambic был пивом для особых случаев, не зря ведь оно даже закупорено пробкой. В следующее Рождество я купила пару бутылок для семейного ужина. Обычно мы не употребляем алкоголь за праздничным столом, но это пиво крепостью всего лишь 2,5%, и на вкус оно скорее фруктовое. Это был хит застолья, папе очень понравилось. Я гордилась тем, что познакомила всех с чем-то новым (для них) и непривычным. Это было в начале 90-х, когда крафтовое пиво и необычные импортные стили только начали распространяться в США. Часть моей работы в Market Cross Pub заключалась в том, чтобы раскрывать перед клиентами огромный мир пива. Это моя страсть по сей день — делиться своими пивными открытиями с другими.

Каждый раз, когда я пью это пиво, я вспоминаю свой 21-й день рождения и то Рождество, когда мы все наслаждались этим напитком в семейном кругу. Это когда пиво больше, чем просто пиво. Это бутылка с воспоминаниями. Счастливыми воспоминаниями.

Мой отец неожиданно умер в начале этого года в возрасте 62 лет. Тот телефонный звонок навсегда изменил меня. Я никогда не забуду эту долгую паузу, когда мне позвонила мама, и я сказала: «Привет… Что случилось?» Слова, которые последовали за этим, повторяются в моей голове дословно почти ежедневно. «Звонили из полиции Фэрвью Тауншип… (самая длинная пауза в жизни…) Папа умер». Дальше в памяти всё как будто размыто. На меня нахлынуло так много эмоций. Титаническая задача — упорядочить вещи моего папы в его квартире. Это охотничьи трофеи, его портрет с призом за стрельбу, с лицом, исполненным гордостью. Его военные шевроны, значки и почётные дипломы, которыми он был награждён за 39 лет службы стране. Его небольшая коллекция DVD с вестернами, которые он пересматривал снова и снова. Это было путешествие назад по линии памяти.

Когда мы начали складывать вещи с его кухни, я открыла холодильник, и первое, что я увидела — огромную бутылку Lindeman’s Framboise, 0,75 л. Я зажмурилась, чтобы убедиться, что мне это не снится. Но это была реальность. Фрамбуаз. Праздничное пиво. У меня выступили слёзы. Но это не был праздник, скорее наоборот. Когда я пришла в себя, я собрала всё, что мы хотели взять из холодильника, и, конечно же, бутылку Lindeman’s Framboise в том числе.

Только через несколько недель я точно поняла, что буду делать с этой бутылкой. 20 апреля наступил папин день рождения. Мы всегда приглашали его на ужин в The Warwick Hotel на крабовые пирожные с пинтой пива. Так получилось, что в этом году это как раз была первая ночь Harrisburg Beer Week — инициативы, соосновательницей и организатором которой я являлась. Это был идеальный день для посвящения папе.

В тот день мы получили специальные бокалы всего за несколько часов до начала мероприятия. Участие в VIP-вечеринке предполагало особый макияж, причёски и одежду. Самым первым пивом фестиваля для меня на этот раз должен был стать именно Lindeman’s Framboise Lambic. Это был подходящий момент, чтобы сделать паузу, насладиться пивом и посвятить это памяти моего отца и нашим с ним отношениям как отца и дочери.

Подпишитесь на рассылку Pivo.by

Только главные новости о пиве со всего мира и только раз в неделю.